• LOGIN
  • Корзина пуста.

Гештальт-подход в работе со сновидениями

Как и гештальт-терапия в целом, гештальт-подход подход к сновидениям избегает интерпретаций, но в то же время сны считаются экзистенциальным посланием, которое надо понять. В этом контексте означает непосредственное переживание содержания сна, а не интеллектуальное постижение.

Путь к  сознаванию состоит в том, чтобы дать самому сознаванию выразить себя, вместо того, чтобы думать о нем: войти в сон, а не представить его перед умом. Важно не просто припомнить сон, нужно возвать его к жизни. Только переживая его сейчас, сознаем, что он передает нам. Поэтому рекомендуется рассказывать сон в настоящем времени как будто все происходит в данный момент.

Простого изменения времени может оказаться достаточно, чтобы сильно изменить процесс припоминания, становиться, в определенной степени, возвращением в сон и сопровождающие его чувства. В этот момент можно ощутить метафорический язык сновидения, сказав или подумав перед каждым предложением: «Так я живу». Таким образом, фраза я живу: “катаю носом орех”.-дает женщине, рассказывающей сон, возможность осознать, что в жизни она отводит себе слишком скромное вместо того чтобы встать и заняться тем, что действительно важно. В другом случае, сказав: «Вот моя жизнь: я еду по скоростному шоссе, но хотел бы съехать с него и поспать»,-пациент понимает, насколько его мучает конфликт между компульсивной, нервной и безжизненной погоней за властью и желанием расслабиться, получить удовольствие и спать.

Кому-то, может оказаться, будет трудно вспомнить что-то, кроме сухих образов сна, несмотря на все усилия пережить его вновь. Это говорит только о том, насколько сильна тенденция исключить сон из своего опыта. Такое отчуждение отчасти присутствует в каждом сне, потому задача гештальт-терапии вновь ассимилировать в эго непризнанные силы, в настоящем спроецированные в виде странных (посторонних) образов, и вернуть человеку ответственность за них. Когда попытка актуализации сна и размышления над ним не приводит ни к чему кроме слов, можно разыграть разные элементы сна и попробовать ассимилировать его так.

Разыгрывание сна ведет за собой творческое переживание интерпретации или перевода в движение,  а соответственно, и развертывание творческой  активности, выраженной в самом сне.


Обсуждавшиеся до сих пор процедуры являются воплощением трех принципов:


а) сознавать спонтанные действия;

б) отождествляться со спонтанными действиями или каждой их частью,

в) интегрировать функции и действия личности, обеспечивая им встречу или создавая между ними отношения.


Объектом такого подхода и процедур может быть любое переживание, но особое место надо отвести нашей самой спонтанной активности, то есть сну. Собственно, работа со сновидением составляет один из самых оригинальных вкладов Перлза в терапевтическую традицию.

Но это не единственный путь расширения работы сна. Хорошие результаты может дать попытка придумать продолжение или конец сна, если он забылся при пробуждении. Сталкиваясь с такой задачей, человек неизбежно объединяется со своим спящим «я». Или можно озвучить персонажи, которые во сне только переживают невысказанные эмоции, и таким образом они теперь вступят в диалог. Это выполнимо только тогда, когда человек прислушивается к своему сну, становясь его частью.

Пример показывает, как полезно бывает отождествиться с предметами, а не только с людьми и животными сна. Это тоже пример обращения фигуры-фона, с помощью чего пациент пришел к переживанию себя как играющего в прятки с самим собой, а не просто как жертвы, – человека, которого кто-то заставил искать пропавшее . После того как желание победить самого себя воплотилось и вылилось  в танец , он вышел из тупика, творчески выражая себя и чувствуя себя живым, «Интеграция этих «я»-полное принятие того, каков ты есть, а не каким должен быть, ведет к возможности изменения. Пока люди держаться за свою разделенность и не принимают полностью (заняв обе позиции и пережив их) себя такими, каковы они есть, реальное изменение, я полагаю, невозможно» (Simkin, 1965)

Мне кажется, что все описанные в этой главе техники можно использовать и для самостоятельной работы, но я полагаю, что для терапевтической ситуации исследование снов является самой плодотворной процедурой. Сон не только «королевская дорога к бессознательному» и потому гарантия, что мы начнем с очень важной темы (какой бы незначительной она не казалась), но он может дать нам также наметки дальнейших путей применения разнообразных упражнений гештальт-терапии.


Клаудио Наранхо – ученый, психиатр, терапевт ученик Фрица Перлза и автор уникальной методики самопознания SAT.

X