• LOGIN
  • Корзина пуста.

Маргерита Спаньолло Лобб: МОДЕЛЬ РАБОТЫ С ПАРАМИ В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

Гештальт-терапевт использует особый подход к работе с парами: он/она считает, что целью терапии является не принесение в жертву индивидуальных желаний ради правил социальной жизни в семье, а восстановление творческой спонтанности, которая присуща любым значимым отношениям.


Цель терапии пары с точки зрения гештальт-подхода заключается в том, чтобы партнеры не ругались, и в том, чтобы могли получать удовольствие и чувствовать себя живыми, целостными, творческими на границе контакта своих отношений.


Это может означать конфликтные моменты, боль от ран, нанесенных поведением другого, может предполагать прохождение через унижение, когда не чувствуешь себя принятым другим, но. при этом стремишься достичь близости с другим, смелость выражать себя другому и не сглаживать конфликты раньше времени.

БАЗОВАЯ ПРОЦЕДУРА

Все гештальт-терапевты, которые работали и писали о работе с парами, несмотря на особенности своих моделей сходятся в понимании базовой процедуры. которая позволяет поддерживать то, что пара уже делает хорошо. В соответствии с уже изложенными эпистемологическими принципами, терапевт заинтересован не в том. чтобы обнаружить, то, что функционирует, а, наоборот, в том, чтобы поддержать процессуальные ресурсы, которые спонтанно проявляются таким образом, что партнеры адаптируются на границе контакта. Определенная часть современной гештальтистской литературы пытается внести свой вклад, вооружая пары конкретным языком для понимания того, что происходит между ними, в позитивных и творческих терминах.


Программа обучения “Гештальт-терапия БАЗОВЫЙ КУРС” 1-я, 2-я ступень в Одессе. Запись в группу по ссылке: https://goo.gl/81vOPd


Исходя из этого теоретического и методологического фона, я выработала свою модель, которая схожа с упомянутыми в ссылке, для поддержки того, что партнеры уже делают, чтобы достигать друг друга, и она отличается от иных прочтением накопленного опыта пары, основанном на трех эмпирических аспектах, которые изложены выше. На основании эпистемологического подхода, который ставит в центр интереса гештальт-терапевта поддержку спонтанной контактной интенциональности между партнерами, модель, которую я кратко здесь представлю (которую я обещаю описать подробнее в будущих публикациях), содержит как диагностическое прочтение, так и терапевтический проект, в котором учитываются два процессуальных параметра: синхронный аспект, который включает ориентирующие моменты, чтобы направлять здесь-и-теперь сессии пары, и диахронный аспект, который создает фон опыта, с которым пара приходит на терапию.


1. Формат модели


Представляя модель, я прежде всего должна сказать, что я всегда усаживаю пару в одинаковые кресла, которые вращаются на 360 градусов, а сама сижу на стуле, который не вращается. Такая организация пространства ясно разделяет пару, которая взаимодействует, и терапевта, который наблюдает с участием и интересом. Если нет вращающихся кресел, можно использовать стулья, поставив их друг напротив друга, чтобы партнеры смотрели друг на друга и не смотрели на терапевта. На протяжении всей сессии партнерам предлагается взаимодействовать друг с другом и обращаться к терапевту только за помощью. Как научила меня Соня Невис, терапевт смотрит на пару, которая взаимодействует, как если бы он смотрел на матч в пинг-понг или на экран в кинотеатре (опираясь с силой на спинку стула), и вмешивается только тогда, когда считает необходимо поддержать процесс контакта или когда об этом просит пара.


2. Ориентирующие моменты модели: синхронный аспект


Каждая гештальтистская модель работы с парой сфокусирована на здесь-и-теперь, встречи пары и терапевта, и для нее должно быть что-то вроде карты, чтобы терапевт мог ориентироваться на территории, состоящей из их запроса и из богатства их интеракций. Следуя трем эмпирическим аспектам, представленным выше, можно выделить шаги. которые делает терапевт вместе с парой, чтобы помочь партнерам вернуться к спонтанности бытия через взаимное признание контактной интенциональности.

Я выделила четыре шага как карту для терапевтического маршрута. Это продвижение от процесса принятия партнерами решения пойти на терапию к признанию своей способности оставаться парой и того, что они умеют хорошо делать вместе, от риска обратиться к другому с просьбой чего-то конкретного в поведении, от которого он будет чувствовать лучше, и. наконец, до признания другому в любви, скрываемой обычно из-за стыда и страха еще раз пораниться.

Итак, вот карта для использования модели.


2.1. Первый шаг: «Почему мы здесь»


После первичного знакомства, как только пара усядется в кресла, терапевт спрашивает: «Вы решили, о чем вы будете говорить со мной сегодня?» Обычно партнеры, каждый из которых приготовился предложить свою собственную версию проблемы, смотрят друг на друга, чувствуют себя неподготовленными и отвечают: «Нет». Терапевт: «Тогда вы можете договориться сейчас в моем присутствии. Поговорите друг с другом – не обращаясь ко мне, – о чем вы хотите побеседовать со мной».

Пара делает это. Важно, чтобы терапевт не уступил попыткам одного или обоих партнеров не смотреть на другого и не взаимодействовать между собой: информация, которую дает терапевту этот первый шаг. и атмосфера, которая в этих обстоятельствах создается, являются основополагающими для использования модели. Терапевт наблюдает процессы принятия решений, которые пара использует, чтобы ответить на запрос терапевта. В некоторых парах один предлагает, а другой тут же соглашается, некоторые пары не могут договориться, некоторые договариваются после переговоров.

Терапевт возвращает парам то, что наблюдал. Например: «Между вами всегда так происходит? Один предлагает и другой/ другая соглашается?» Процессуальные наблюдения терапевта оказывают на партнеров такой эффект, что они чувствуют себя увиденными в глубине: этот терапевт может видеть то, что есть на самом деле. Как он об этом догадался? Таким образом, пара становится расположенной к терапевту, который кажется человеком, который видит суть вещей и который не даст себя обмануть или запутать обвиняющими или запутанными посланиями пары.

Случается, что пара может прийти «подготовленной». На вопрос: «Вы решили, о чем будете говорить со мной?», они отвечают: «Да». Терапевт: «Хорошо, вижу, что вы хорошо ориентируетесь в работе, которую нам предстоит сделать. Вы можете озвучить здесь предо мной, о чем вы хотите поговорить?».


Программа обучения “Гештальт-терапия БАЗОВЫЙ КУРС” 1-я, 2-я ступень в Одессе. Запись в группу по ссылке: https://goo.gl/81vOPd


Этот шаг, помимо «установления» атмосферы и фокуса работы терапевта, дает терапевту базовую информацию о том, как функционирует пара внутри себя в присутствии постороннего человека, к которому они обращаются за помощью. В той мере, как пара или сразу обнаруживает (проявляет) интимность, или наоборот, защищает свою privacy до момента пока они не почувствуют уверенность, что могут доверять терапевту это аспект, который зависит отчасти от культуры, к которой они принадлежат, отчасти от стиля пары, и отчасти от контактной границы, которая создается именно с этим терапевтом. Тема, кто решает, например, что есть, это содержание, которое может проявится намного легче, чем содержание с таким же процессом, но более интимное, как кто решает, когда заниматься сексом.

Терапевт наблюдает свободно или нет дышат партнеры, когда взаимодействуют, насколько охотно они смотрят друг на друга или избегают этого и т д. Эта информация служит для того, чтобы начать интервенции, учитывая «процедурный язык» пары и учитывая их ресурсы.


2.2. Второй шаг: «У нас как у пары есть почва»


Терапевт, отталкиваясь от предыдущего шага, просит пару найти две-три вещи которые у них получается делать хорошо вместе. Например: «Итак, когда вы должны принять решение, то это всегда происходит так, как здесь: вы, синьора, предлагаете и вы (обращается к мужу) в основном принимаете это» (или «дома» в основном вам удается договориться, а здесь в этой ситуации у вас не получается функционировать также уверенно и гармонично»). «Хорошо, можете ли вы сейчас найти две или три вещи, которые умеете делать хорошо вместе как пара?»

Пару приглашают найти эти вещи, обращая внимания друг на друга. Обычно, в противоположность тому, что можно было бы подумать в виду того, что пара переживает кризис, партнерам удается найти минимум вещей, которые они умеют хорошо делать вместе. Например, «у нас хорошо получается ходить вместе за покупками» или «у нас хорошо получается вместе заниматься детьми., или еще «мы с удовольствием ходим вместе в театр». Для терапевта этот шаг имеет важное значение для диагностики и прогноза, поскольку чем больше удается паре распознать островки, где они хорошо функционируют, тем больше ресурсов для решения проблемы, с которой они обратились. Иногда партнерам не удается найти ресурс в их функционировании и они оказываются не чувствительными не заинтересованными в возможности взаимодействовать удовлетворительно. Это усложняет работу, и за этим стоит болезненный опыт партнеров. В этом случае, терапевт может попросить найти несколько вещей, которые они умели хорошо делать вместе как пара. Это делает задание более исполнимым для всех пар, и возвращает им смысл быть парой, несмотря на то, что относит к моменту в прошлом.

То, что пара экспериментирует именно в момент безысходности, когда обращается за помощью, спонтанно делая что-то, чтобы функционировать лучше, является большой поддержкой Это дает им возможность синхронизироваться друг с другом на почве пережитых парой контактов, уверенно опираясь на фон опыта, в котором, хотя только в прошлом, была возможна близость.

Итак, этот шаг подготавливает партеров к восприятию позитивных интенциональностей другого несмотря на переживаемый страх, что один не примет другого. Следовательно, они готовы к следующему шагу.


2.3. Третий шаг: «Я хотел бы, чтобы ты…»


После того, как вследствие второго шага достигнуто важное изменение атмосферы и ясность перспективы («я здесь не для того, чтобы обвинять тебя или утверждаться в своей правоте, а для того, чтобы лучше тебя узнать»), третий этап заключается в прояснении того, что партнеры хотели бы – и это отличается от привычного – в поведении от другого. Это ключевой момент в терапевтической иитервенции с парой, когда каждый из партнеров получает помощь, чтобы найти в поведении другого интенциональность, которая (ее) помощь определяет, отдаляя интенциональность от боли, которую она в нем/ней вызывает.

Предположим. один из партнеров говорит на сессии:

Жена: «Когда я слышу, как он говорит с нашим сыном повышенным голосом, то у меня начинает болеть живот, я вспоминаю, как мой отец ругался на меня и мне кажется, что он такой же».

Т.: Посмотрите на него Восстановите тот момент. Постарайтесь сосредоточиться на боли в животе, но смотрите на него. Что вы замечаете?

Жена (глядя на мужа). Странно: боль в животе ушла вниз, и я вижу, что он смотрит на меня в отчаянии, потому что чувствует, что вынужден один объяснять что-то очень важное нашему сыну. Мне кажется, что он отчаянно просит, чтобы я помогла ему.

Т.: Ты можешь сказать ему об этом?

Жена (мужу:) Когда я смотрю на тебя, то вижу, что ты в отчаянии, у меня больше не болит живот. Я понимаю, что ты не жестокий, и что ты хочешь, чтобы я помогла тебе как мать.

Муж (жене): Наконец то ты это поняла! Конечно, я хочу, чтобы ты мне помогла, я тебе доверяю, я в отчаянии от того, что ты не смотришь на меня, что говоришь, что у тебя живот болит, как будто хочешь уйти от меня. Ты мне нужна.

В некоторых случаях чтобы партнеры смогли разделить интенциональность другого и собственный страх требуется обучить их предлагать что-то вместо того, чтобы обвинять. Например: «Мне бы хотелось, чтобы ты спросил меня, как я чувствовала себя, когда ты уехал», или «Я не могу сказать, что мне нравится, что ты получаешь удовольствие от работы, хотя из-за этого мы можем меньше, чем хотелось бы, проводить время вместе. Я горжусь тобой, твоей работой. Мне хотелось бы, чтобы ты всякий раз спрашивал, как мои дела, потому что это давало бы мне ощущение, что ты мной интересуешься».


Программа обучения “Гештальт-терапия БАЗОВЫЙ КУРС” 1-я, 2-я ступень в Одессе. Запись в группу по ссылке: https://goo.gl/81vOPd


В случае, если стиль партнеров обвиняющий или если их общение больше сосредоточено на вине другого, а не на том, чего бы они хотели, то нужно осознать обманутые ожидания и поддержать их пока они не трансформируются в выражение желание, а не в обвинительную коммуникацию.

Вот пример:

Партнер 1: Ты никогда ничего не делаешь дома.

Партнер 2: застывает на стуле.

Т.:(обращаясь к партнеру 1) Можете сказать своему другу, что вы чувствуете, когда говорите это?

Партнер 1: Злость, много злости, потому что он видит, что я работаю как негр дома, а он и не пошевелит пальцем.

Партнер 2 (терапевту): Сначала вы скажете, а потом я буду говорить.

Т.:(партнеру 1) А что вы ожидаете, чтобы он сделал? Можете перечислить три конкретные вещи?

Например, чтобы накрывал на стол, чтобы купал детей вечером, чтобы укладывал их спать, пока вы убираетесь на кухне. Посмотрите на него и скажите это прямо ему.

Партнер 1 (с трудом смотрит на него, оставаясь скованной, затем обращается к терапевту): В том то и вопрос, что он никогда не будет делать это.

Т.: (партнеру 1). Можно попросить вас дышать глубже и почувствуйте ощущения в вашем теле. Теперь посмотрите на него, продолжайте дышать, почувствуйте силу, которая идет из вашего тела, и почувствуйте, как если бы вы были другим человеком почувствуйте, что вы не зависите от него… а теперь скажите, что вам хочется.

Партнер 1: (глубоко дышит, выглядит более уверенно и дифференцированно) Я хотела бы, чтобы ты купал детей и укладывал их спать, пока я готовлю ужин.

Теперь он свободен ответить партнеру со своей точки зрения, поскольку не прижат к стенке ее обвинениями. Эта коммуникативная стратегия важна, поскольку дает партнерам возможность синхронизироваться на контактной интенциональности другого: «недовольство- другого, которое первоначально воспринималось как обвинение, теперь понято как желание контакта, как желание быть принятыми и считаться способными принять другого.


2.4. Четвертый шаг: «Я хотела бы, чтобы ты знал…»


Когда партнеры обучаются коммуникативной стратегии третьего шага и осознанно выбирают ее за позитивные эффекты, которые развивают в них способность видеть другого, не взирая на свои страхи, то четвертый шаг будет сосредоточен непосредственно на своей собственной контактной интенциональности и контактной интенциональности другого, так, чтобы вступить в отношения на почве взаимности, и не ради индивидуального катарсиса. Другой рядом с нами не для того, чтобы лечить наши старые раны, а для того, чтобы создавать новую реальность.

Перспектива принятии нового предполагает отказ от излечения старых ран, что парадоксальным образом меняет наш взгляд на них. Во-первых, надо признать, что другой не идеал, что мы его создали для себя как оборотную сторону наших старых ран. Таким образом партнеры будут воспринимать себя с точки зрения того, что каждый из них сделал для отношений и для другого. Тем самым коренным образом изменится прежнее восприятие другого как на принимающего, не интересующегося, а также восприятие самих себя как вынужденных становиться чужими, неспособными переживать такую желанную принадлежность. Это революционное изменение восприятия.

В этом шаге терапевт поддерживает спонтанность в стремлении партнеров достичь друг друга, совершая прыжок в неизвестность. У обоих есть возможность остаться замкнувшимися в своей собственной боли либо довериться новизне контакта с другим. Речь идет о том, чтобы оставаться в эготическом убеждении, что знаешь все о другом, смиряясь перед невозможностью изменений, или …смеяться, отдавшись удивлению другим, не заботясь о собственных ранах.


3.3. Использование ориентирующих аспектов


Все описанные здесь шаги должны последовательно проходиться в каждой отдельной сессии, как в первой сессии, так и в последующих Они сфокусированы на трех эмпирических аспектах пары, и терапевт может диагностировать, какой из этих трех аспектов нуждается в большей поддержке для каждой пары. Эти три шага являются не только ориентирующими моментами в работе терапевта, но и точками отсчета для диагностики и терапии пары.


Маргерита Спаньоло Лобб (Margherita Spagnuolo Lobb) – одна из наиболее ярких гештальт-терапевтов нашего времени. Она – директор Итальянского Института Гештальта и президент Итальянской Федерации Психотерапевтических Ассоциаций. В 1996 – 2002 г.г. – президент Европейской Ассоциации Гештальт Терапии. Главный редактор журналов Quaderni di Gestalt (на итал.) и Studies in Gestalt Therapy (международный журнал на англ.яз.). Международный тренер и визит-профессор многих университетов в Италии и других странах. В свое время она училась гештальт-терапии у Исидора Фрома.


Программа обучения “Гештальт-терапия БАЗОВЫЙ КУРС” 1-я, 2-я ступень в Одессе и Киеве. Запись в группу по ссылке: https://goo.gl/81vOPd

ВЕДУЩИЙ: ВИТАЛИЙ ЕЛИСЕЕВ

Программа соответствует стандартам Европейской Ассоциации Гештальт Терапии (EAGT). Продолжительность программы 1-й ступени– 1 год (180 часов).

Специализация МГИ “Организационная гештальт-терапия и гештальт-коучинг.” в Одессе, Киеве и Минске.

Специализация МГИ “Экзистенциальная парадигма в гештальт-терапии” в Одессе и Киеве.

Если Вас интересует обучение, заполните, пожалуйста, форму ниже и мы Вам перезвоним:


X