Задачи завершения терапии (ПИТЕР ФИЛЛИПСОН)

Даже когда терапевт и клиент признали, что их совместная работа завершается, существуют аспекты завершения процесса, которые необходимо соблюсти, прежде чем мы закончим. Один из парадоксов терапии заключается в том, что глубокие и важные отношения заканчиваются, когда эти отношения достигают наиболее полного контакта. Это практически то же самое, если я скажу клиенту: «Я буду с тобой до тех пор, пока у тебя сложности». Тем не менее, у клиента возникают сложности с тем, чтобы попрощаться раз и навсегда. Вопросы, с которыми часто сталкиваются клиенты: «Как я смогу вынести боль расставания?», «Могу ли я продолжить самостоятельно?», «Смогу ли я вернуться, если что-то пойдет не так?», «Если нет, позаботится ли он обо мне?» Вопрос, актуальный как для клиента, так и для терапевта: «Завишу ли я от этих отношений, потому что я не хочу потерять другого человека (из эмоциональных или финансовых соображений)?» Как и в самом начале терапии здесь проверяются границы терапевта, и ему следует очень четко это понимать.

На мой взгляд, задачи завершения заключаются в следующем:

  1. Уход от терапевтических отношений

Частью этого будет некоторый отход от отношений и полное восприятие того, что мы проделали вместе. Что изменилось или к чему нужно вернуться, что осталось незатронутым? Есть ли определенные темы, которые характеризуют терапию, и что изменилось, когда эти темы были озвучены? Какие возможности исследования того, что между нами, мы договорились не использовать?

Также нам необходимо уяснить то, что отношения действительно заканчиваются. Невзирая на то, что я как терапевт сохранял автономию клиента, я был тем человеком, к которому было возможно обратиться, прислушаться, был кем-то важным в жизни клиента. Клиент готовится делать все это в жизни без меня. Для одних клиентов, имеющих хороший контакт с окружением, это будет легко; для других — сложно, и завершение наших отношений оставит пустоту, которую им необходимо 6удет заполнить.

Одним из способов не завершать отношения является произнесение следующего: «До свидания — пока мы не увидимся снова или пока вы мне снова не потребуетесь». Я не принимаю такого варианта завершения. Я говорю клиентам, что мы можем или нет встретиться снова, мы можем или нет работать вместе, но завершение не является основанием для этого. Отношения по-настоящему закончены без каких-либо ожиданий, что они возобновятся. Если клиент не желает принимать такого взгляда на завершение наших отношении, то я по собственной инициативе заявляю, что не буду работать с ним снова ни при каких обстоятельствах. Затем мы можем проработать это через обратную связь клиента вместе с моим пояснением, что это не отказ, а удерживание четкой границы, на которой решается задача завершения.

Я придерживаюсь этого же правила относительно писем после завершения. Я буду читать письма от прежних клиентов, если у меня не будет ощущения, что они хотят возобновить отношения. Если у меня появится это ощущение, я попрошу их больше не писать.

  1. Уход от личных отношений

Так же необходимо признать и уделить время чувствам, возникающим по поводу смерти личных отношении. Это могут быть грусть, радость, страх и/или злость — в зависимости от ситуации и того, как клиент настраивается на завершение. Клиент также захочет узнать, что чувствует терапевт, и как завершение на него влияет.

Я хочу покончить со всем личным, что было между нами, включая сожаления и разочарования.

  1. Перенастройка на встречу с жизнью без терапевтической поддержки

В какой-то мере от терапевта легко получить поддержку. Я буду надёжен, не стану уделять много времени своим проблемам, и мои границы будут четкими. В другом месте не так легко рискнуть получить поддержку. Возможно, другой человек будет слишком занят, захочет поговорить о своих проблемах или просто даст совет. Так, это обычное дело в повседневных отношениях, которых можно избежать только находясь в терапии. В этом смысле, уход клиента от человека, который посвящает себя развитию клиента на договорных отношениях, похож на «уход из дома» и ведет к столкновению со страхом одиночества.

Для других клиентов («пограничных») терапия часто заканчивается после того, как они прекращают меня посещать. Их опыт (вынесенный из детского общения с родителями) направлен на достижение определенной независимости, которую родители пытались ограничить. Они либо становятся ближе (все хорошо, но меня подавляют) или убегают (все плохо). По моему опыту они часто уходят второпях, очень быстро, избегая совместного завершения или раз озлившись и отвергая то, чего мы достигли вместе. Довольно часто бывшие клиенты возвращаются, пишут или звонят, чтобы распрощаться окончательно немного позже.

Я бы хотел избежать описания «нормального» и «ненормального» процесса завершения. У нас есть «критерий автономности» — является ли наш уход друг от друга полным, живым, вежливым, решительным, освобождающим? Если это не так, тогда в поле нашего контакта есть нечто, чему нужно уделить внимание (если это возможно), прежде чем мы расстанемся.


Программа обучения «Гештальт-терапия БАЗОВЫЙ КУРС» 1-я, 2-я ступень в Одессе, Киеве, Минске и Москве. Запись в группу по ссылке: https://goo.gl/81vOPd


 Программа соответствует стандартам Европейской Ассоциации Гештальт Терапии (EAGT). Продолжительность программы 1-й ступени– 1 год (180 часов).

Если Вас интересует обучение гештальт-подходу, заполните, пожалуйста, форму ниже и мы Вам перезвоним:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ И ГЕШТАЛЬТ-КОУЧИНГ 7-МИ МОДУЛЬНАЯ ПРОГРАММА НАЧАЛО 16-18 НОЯБРЯ 2018

Организационная гештальт-терапия и коучинг. Теория, методология и практика Гештальта в организации. Гештальт-подход поддерживает  управление изменениями и внедрение креативных и результативных решений в организации. Главная цель гештальт-подхода – увеличить осознанность в отношении того что происходит в поле организации/и окружающая среда. Гештальт-подход помогает обнаружить и осознать скрытые проблемы организации (сообщества) и заметить трудноуловимые процессы. Повышая осознанность сотрудников, гештальт-подход … Continue reading Организационная гештальт-терапия и коучинг (проводит действительный тренер МГИ Виталий Елисеев)

ПРОГРАММА «ГЕШТАЛЬТ-КОУЧИНГ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА» ВЕДУЩИЙ ВИТАЛИЙ ЕЛИСЕЕВ В КИЕВЕ И ОДЕССЕ

Программа 1-й ступени гештальт-программы МГИ Программа соответствует стандартам Европейской Ассоциации Гештальт Терапии (EAGT).  Продолжительность программы – 1 год (180 часов). Всеукраинское Общество Практикующих Психологов «Гештальт-подход», программа «Московский Гештальт Институт», 1-я ступень обучающей программы подготовки гештальт-терапевтов «Теория и практика гештальт-терапии: интегративный подход». Программа предназначена для психологов и психотерапевтов, социальных педагогов и врачей, а также студентов-старших курсов, желающих … Continue reading 1-я ступень гештальт-программы МГИ в Одессе (проводит действительный тренер МГИ Виталий Елисеев)

СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ «ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ» 7-МИ МОДУЛЬНАЯ ПРОГРАММА

ПРОГРАММА СПЕЦИАЛИЗАЦИИ (7 трехдневных сессий в течение года) 1.Экзистенциальные данности (бессмысленность, одиночество, свобода, конечность) в контексте прохождения жизненных кризисов. Экзистенциальные кризисы. Феноменология переживаний. 2. Этапы развития смыслов. Феномен «смысла жизни» в гештальт-терапии. 3. Одиночество и близость. Любовь и гештальт. 4. Свобода. Легкость и ситуация. Экзистенциальный выбор. 5. Работа с телом в экзистенциально-ориентированной психотерапии. 6. Работа … Continue reading ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ (проводит действительный тренер МГИ Виталий Елисеев)