Экзистенциальные чувства: Александр Назаренко

«Я считаю экзистенциальное чувство неотъемлемой составляющей нашего более широкого опыта, а не отдельным компонентом… Экзистенциальные чувства также неотделимы от того, что мы могли бы назвать всеобъемлющим «динамическим качеством» опыта. Изменения в экзистенциальном чувстве — это изменения в типах возможностей, к которым человек восприимчив. Экзистенциальное чувство состоит не в абстрактном, статическом смысле возможного, а в упреждающей структуре, которую Мерло-Понти (1945) называет всеобъемлющим «стилем» опыта». 
Мэтье Рэтклифф

Подобно интерсубъективному миру, в котором у людей существует естественная установка, мир бесповерхностного пространства содержит экзистенциальные чув­ства (existential feelings), разделяемые всеми и обуславливающие отношение к миру и его объектам. Понятие «экзистенциальные чув­ства» предложено Мэтью Рэтклиффом, исследователем, на которого творчество Шмитца оказало серьезное влияние. В дальнейшем этот концепт был адаптирован в работах Яна Слаби и Брайана Макла­флина [Slaby, Stephan, 2008; McLaughlin, 2009].

В статье «Чувства бытия» [Ratcliffe, 2005] Рэтклифф утверждает, что экзистенциальные чувства представляют собой телесные ощущения, которые не даны человеческому опыту в виде ясной осознанности. Скорее, можно говорить о фоновом, интуитивном и четко не выра­женном отношении к миру [Ibid., p. 58]. Основная функция экзистен­циальных чувств заключается в упорядочивании мира в интегри­рованное целое.

Позже Рэтклифф более внятно определит их роль в жизни человека [Ratcliffe, 2012b].

1. Прежде всего экзистенциальные чувства конституируют принадлежность к миру [Ibid., p. 41]. Феноме­ны мира будут нами восприниматься в зависимости от того, какой нам видится собственная жизнь, — галлюцинацией, ограниченной и с изъянами, частью чего-то великого, загнанной в тупик или отя­гощенной1. К примеру, если человек тяготится бессмысленностью своего существования, то все, начиная от профессиональной деятель­ности и заканчивая личной жизнью, будет ему казаться пустым и не­нужным. Именно поэтому, согласно Рэтклиффу, понятие экзистенци­альных чувств обладает аналитической ценностью для понимания психоневрологических расстройств.

2. Экзистенциальные чувства формируют пред-интенциональную настроенность челове­ка, с помощью которой он делает выбор из множества возможностей, предлагаемых миром [Ibid., p. 33]. Подчеркивая влияние Гуссерля на свою концепцию (в частности, на концепт горизонта), Рэтклифф делает акцент на том, что человеческая жизнь есть постоянная смена событий, каждое из которых являет себя перед индивидом по-разно­му.

3. Экзистенциальные чувства выступают механизмом различения2 того, что актуально для человека, что занимает его внимание3, и того, что несущественно.

4. Более того, экзистенциальные чувства организуют восприятие фено­мена. Так, чувства неправдоподобности и фальшивости у больного с синдромом Капгра будут актуализировать подозрительность при общении с близкими родственниками, а не с посторонними людьми, и перципировать для него жену и детей как копии, оригиналы кото­рых были, например, похищены инопланетянами4.

5. Экзистенциальные чувства представляют собой фоновые струк­туры, упорядочивающие человеческий опыт: «Чувства этого типа касаются человеческого отношения к миру как к целому и таким образом предшествуют специфическим отношениям, которые мы выстраиваем с определенными объектами и обстоятельствами» [Slaby, 2012, p. 66].

6. Эти чувства создают доступ к миру Другого. Если говорить языком Лумана, то экзистенциональные чувства — это медиум, в котором эмоции приобретают свою актуальную форму: радость, горе, удовольствие, восторг и др. Концепция Рэтклиффа, по сути, представляет собой попытку применить феноменологи­ческую оптику к диагностике и лечению психических патологий. На уровне философского анализа концепция способствует новым исследовательским ходам в области философии сознания и эмоций.

На наш взгляд, возможность установления инкорпорации между Я и Другим в бесповерхностном пространстве конституируется экзи­стенциональными чувствами, разделяемыми обоими участниками интеракции. Здесь важно сделать принципиальное замечание. Чтобы экзистенциальные чувства стали медиумом, в котором объединяются когитации Я и Другого, необходимо согласование ориентаций к миру у взаимодействующих. Ссылаясь на работы Уильяма Джеймса [2014], Рэтклифф пишет: «Ориентации в мире отличаются от человека к чело­веку. Некоторые пойманы в мире, очаровываясь им. Другие чувствуют дистанцию от него, отчужденность, отсутствие связи» [Ratcliffe, 2005, p. 59]. При этом, если продолжать идти за Джеймсом, люди по-разному относятся к своей деятельностной и эмоциональной жизни, существуя в разнообразии субуниверсумов реальности [Джеймс, 2013]. В резуль­тате, когда мы говорим о посреднической роли экзистенциональных чувств в установлении целостности между Я и Другим, необходимо принимать в расчет два параметра.

Во-первых, взаимодействующие должны разделять схожую эмоциональную установку к миру. Иными словами, невозможно достигнуть полного единения, когда один взаи­модействующий чувствует свою принадлежность к миру, а другой — всю бессмысленность своего существования.

Во-вторых, образование целостности мы-отношений возможно, если Я и Другой разделяют общее экзистенциальное чувство в одном субуниверсуме реальности. Исходя из нашего тезиса о диалогической связи между телесными аффектами (Leib) и телами участников интеракции (Körper), инкор­порация устанавливается в тех субуниверсумах, где тело способно совершать практические операции с целью вызвать эмоциональную вовлеченность.

Сноски:

1. Более полный перечень экзистенциальных чувств см. [Ratcliffe, 2005, p. 47] здесь статья на английском >>>

2. В терминологии Шюца можно говорить о системе релевантностей, «которая руководит человеком при его естественной установке в повседневной жиз­ни» [Шюц, 2003, P.16].

3. В своей заочной полемике с Маклафлином Рэтклифф пишет: «В то время как он понимает под экзистенциальными чувствами отличительный тип интенционального состояния, я рассматриваю их как пространство воз­можности, которое предопределяет наш репертуар интенциональных со­стояний» [Ratcliffe, 2012b, p. 33].

4. В объяснительной модели Рэтклиффа экзистенциональные чувства явля­ются независимой переменной. Их нарушения формируют то, что делает и видит больной. Так он пытается перенести акцент на феноменологиче­ские основания своего анализа психоневрологических расстройств.

Назаренко Александр Павлович — социолог (магистр социологии РАНХиГС при Президенте РФ, 2016; MA in Sociology, Manchester University, 2016), независимый исследователь.

X