• LOGIN
  • Корзина пуста.

Десять подходов к сновидению в гештальт-терапии

Десять терапевтических аспектов сновидения можно гармонично комбинировать и без предубеждения использовать во благо клиенту и гештальтисту.

Если Вы хотите, то можете заняться самостоятельно анализом своего сновидения.

1. Само по себе сновидение, независимо от того, будет ли оно использоваться в терапии, имеет – как мы видели – несколько естественных «терапевтических» функций, прежде всего это биологические функции адаптации и саморегуляции, которые впрочем вовсе не обязательно предполагают сознательное припоминание сна: ревизия и прояснение нашего генетического имущества, ассимиляция опыта, индивидуация поведения (Жюве), постепенное разрешение травматических переживаний (Ференци). Таким образом, сновидение делает свою работу, даже если Вы с ним не работаете.

2. Даже простой вербальный пересказ сновидения сразу после пробуждения оказывается полезным, потому что он позволяет лучше осознать спонтанные ассоциации и способствует возможной дедраматизации.

3. Интерпретация сновидения с помощью ассоциаций, относящихся к его содержанию или к его форме, а также его символическая расшифровка (Фрейд) позволяет глубоко погрузиться в индивидуальное бессознательное.

4. Отсылка к универсальным символам, к коллективному бессознательному, к посланию, скрытому за символическим значением (Юнг), придавая трансперсональное или духовное качество обычному сну, позволит подготовиться к грядущим событиям.

5. Сновидение можно разыграть в форме коллективной психодрамы (Морено), чтобы выявить некоторые из его аспектов и обогатить его реакциями различных протагонистов, играющих роль персонажей из сна клиента.

6. Группу можно использовать как резонатор или как «усиливающее эхо»; терапевт «доверяет» некоторые ключевые фразы сновидца разным членам группы – которые их затем (в конце работы) будут поочередно воспроизводить вслух (Анн Пейрон-Гингер).

7. Проработка сновидения (как проекции спящего – Перлз) побуждает к воссоединению различных аспектов индивида путем поочередного присвоения элементов сна, априорно разрозненных.

8. Проработка сновидения (как ретрофлексии – Фром) позволяет дополнить обмен терапевт/ клиент, который имеется внутри каждой психотерапии, особенно гештальтистской.

9. Сновидение, которое человек запомнил, можно рассматривать как незавершенный гештальт (Гингер, Катрини): действительно, природой предусмотрено, что сновидение – внутренний процесс, следовательно, обычно находится вне сознания – точно так же, как пищеварение. Если мы вдруг стали осознавать процесс пищеварения (тяжесть в желудке и т. д.), значит происходит что-то неладное, что-то не переваривается. Аналогично, если сновидение вдруг спонтанно вышло на уровень сознания во время бодрствования, то это может быть сигналом, что нечто не «переварено». В этом случае – и исключительно в этом случае – сновидению надо уделить внимание и помочь клиенту завершить свою прерванную работу. Тогда клиенту можно было бы предложить пересказать сон в настоящем, а затем закончить на свой лад, взяв ответственность на себя – потому что сновидение принадлежит ему – и показав его в форме монодрамы, чтобы ликвидировать бессознательное психическое напряжение «незавершенной ситуации» и самому построить свое будущее. Катрини учитывает только совокупность эмоций при пробуждении, а не образы воспоминаний. Он работает над слиянием (конфлюенцией) сновидца с его эмоциями.

10. И, наконец, сновидение может просто служить предлогом для работы, первым ходом, за которым сеанс пойдет своим чередом; тот терапевт, который прежде всего интересуется формой рассказа «здесь и сейчас» (тон голоса, ритм дыхания, жесты и позы, реакции на терапевта и т. д.), а не его содержанием, может дойти до полного отрицания значимости содержания самого сновидения! Итак, мы видим, что гештальт-терапевт не упускает случая воспользоваться этой «королевской дорогой» (Фрейд), чередуя и комбинируя (и тем самым взаимно обогащая) разные подходы, упомянутые выше.

P.S. Большинство этих подходов можно также применять при работе с рисунком или картиной (гештальтистская арт-терапия).

из книги “Гештальт : искусство контакта” Сержа Гингера

Серж Гингер (Serge Ginger, 1928-2011) — гештальт-терапевт. Обладатель обширного опыта в области Фрейдовского и Юнгианского психоанализа, в психодраме, групповой динамике, биоэнергетическом анализе.

Пионер гештальт-терапии во Франции (с 1970 г.), основатель крупнейшего Гештальт-института во Франции — Парижской школы Гештальта (EPG), которая в течение 20 лет подготовила более 800 специалистов.

Президент Международной федерации организаций преподающих Гештальт (FORGE), объединяющих более 30 институтов в 17 странах (Франция, Бельгия, Италия, Германия, Испания, Англия, Норвегия, Швеция, Польша, Латвия, Россия, Сербия, Мальта, Канада, США, Мексика, Бразилия), вице-президент Французской федерации психотерапии, член правления Европейской ассоциации психотерапии (EAP) и представитель Франции в правлении и в комиссии по нормам преподавания психотерапии.

Анн Гингер (Anne Ginger) — гештальт терапевт, клинический психолог и обучающий психотерапевт.

Обладатель обширного опыта в области Фрейдовского и Юнгианского психоанализа, в психодраме, групповой динамике, биоэнергетическом анализе.

2-я ступень гештальт-программы 8-10 ноября 2019 в Одессе

Информация о программе обучения
Читать дальше →

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ 3-5 ДЕКАБРЯ 2019 В КИЕВЕ


Информация о программе обучения Читать дальше →

КОНФЕРЕНЦИЯ “ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В РАЗВИТИИ ОРГАНИЗАЦИЙ” 5-7 ИЮНЯ 2020 В ОДЕССЕ

Информация о конференции 2020 Читать дальше →

ГЕШТАЛЬТ-ПОДХОД В РАЗВИТИИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ 10-12 ДЕКАБРЯ 2019 В ОДЕССЕ


Информация о программе обучения Читать дальше →

Copyright © 1998-2019 Виталий Елисеев.

Все права сохранены за правообладателем. Любое использование материалов с этого сайта возможно только с указанием ссылки на источник.

top
X